an_chous: (Default)




Она влюбилась в него с первого взгляда. Белое трогательное пятнышко размером с двухрублевую монету чуть в стороне от правого виска смотрелось невинно и воздушно - среди жесткой щетины средней длины цвета вороньего крыла, покрывавшей всю остальную поверхность головы Виктора.
Остальное тело, прилагавшееся к седому пятнышку, мало интересовало Елену, несмотря на то, что Виктор был среднесимпатичным, относительно мужественным, почти высоким, далеко не шикарным, но вполне сносным мужчиной можно сказать даже, что в расцвете сил.
Прямо в переполненном вагоне метро Елена, приоткрыв свой милый ротик, нежно прикоснулась пальчиком к платиновому островку стоящего рядом Виктора – экспонат обернулся к восторженным голубым глазам и прочитал в них бегущую строку «навеки твоя». Из вагона весенние влюбленные выходили, уже держась за руки, так и не в состоянии проронить ни единого слова.
Они стояли на платформе и любовались друг другом – для сумасшедшей парочки исчезли все звуки, шаркающие люди казались расфокусной массовкой – Виктор влюблялся в свою незнакомку с каждым вдохом все сильнее. Белая кожа младенца с природным румянцем, прозрачные голубые глаза цвета воды пляжа Бонди (Виктор работал дизайнером в одном известном агентстве), четкие скулы и волосы цвета переспелой пшеницы – тургеневская барышня с силой и изяществом Лары Крофт одним ударом снесла все замки его замурованного сердца и выстрелила из арбалета Амура прямо в «десятку» его учащенно сокращающейся мышцы. И даже легкое косоглазие придавало лицу девушки пикантность и заставило вспомнить «ведьму» Маргариту с раскосым взглядом – Булгаков наложился на Тургенева и в голове Виктора произошел взрыв.

 

an_chous: (Default)

 

Он шел по вагону метро, держа в одной руке пакет, а другой сжимая какие-то картинки в деревянных рамочках.. сутулый, седой, лет 85-ти, в мешковатой неприметной одежде, он останавливался и старался сохранить равновесие, когда вагон заносило на поворотах, а потом шаркал по узкому проходу дальше, поворачиваясь то вправо, то влево со своими рамочками..

Я редко подаю нищим – но слишком часто сжимаюсь в ноющий узел при виде нуждающихся стариков.. будучи журналистом одной серьезной газеты, когда-то готовила большой материал о фальшивых попрошайках, и теперь не могу побороть сомнения на слезных историях истеричных женщин, которые и справки готовы предоставить, и в ноги пасть прямо в метро.. прости, Господи, мои скептицизм..

Но вид просящих стариков, наших русских стариков, прошедших войну и сражавшихся во имя нас, этих гордых мужчин, которых сломила жизнь – и теперь они вынуждены у входа в метро, опираясь на палочку и пряча глаза, в громыхающих вагонах – среди луивитонов и версачей - на дорогах, обдаваемые газами мазератти и хаммеров – просить случайных свидетелей их унижения помочь им выжить – эти картины повседневности выбивают меня из псевдореальности и пихают в грудь комком горечи..

Я следила в отражении стекла «не прислоняться», как он медленно движется в конец вагона.. когда дедушка поравнялся со мной, сама от себя не ожидая, распаленная сочувствием и злостью, что никто не обращает внимания на старика, который идет с иконами в Великий пост и, конечно же, не может обманывать (люди, где ваше сострадание!), вытащила из кармана десятку, обернулась и, поскольку руки старика были заняты, сунула эту несчастную десятку ему в пакет.. замешательство старика я приняла за смущение и невыразимую благодарность – и только отвернувшись обратно к стеклу, разглядела, ЧТО он держал в своих сухих ладонях..

Черт меня подери, я хотела провалиться сквозь пол вагона прямо на рельсы – и пусть меня размажет по железу невинный машинист.. бордовая ветровка стала блеклой в сравнении с моими щеками.. я окаменела и не могла двинуться, выпуская из себя поток мысленных извинений и обрывки оправданий - конечно же, быть искренней вслух у меня не хватило мужества.. я унизила себя на 10 рублей в бесконечной геометрической прогрессии – и с каждой секундой мое отчаянье становилось все глобальней..

Я вылетела из вагона, как только стекло уничтожило движением его отражение, побежала к эскалатору – прочь от отсканированной памятью картинки: он, растерянный, смотрит в пакет и постепенно осознает всю гадость моего поступка.. ошарашенная, я не могла отвести взгляд от его рук и видела, как понимание свершенного накрывает его длинной волной разбитости и приниженности..

 

…В его руках были на иконы, к помощи которых зачастую прибегают многие нуждающиеся.. он не просил милостыню – он продавал картины, которые, видимо, сам и нарисовал.. он пытался продать свой труд - а я его унизила своей барской жалостью..

an_chous: (Default)

 

Убивали дом. Мучительно, визгливо, медленно, беспощадно.

Его стены резали гигантскими стальными ножницами, а крышу пробивали клювом-копьем.. трехэтажный, замученный бесчисленными разборками жильцов с чиновниками из мэрии, за последний год он будто устал бороться, отчаялся и даже немного просел левым боком, как будто выдохнул, а вздохнуть и подняться уже не нашел сил..

Понурый, покинутый всеми жильцами, одинокий и брошенный, он, будто заключенный, которому не оглашают время казни, ждал своих палачей перед строящейся громадой многоэтажки за его спиной.. ему как будто было немного неудобно за то, что он, старый, загораживает вид быстрорастущему молодому гиганту-башне, отчего дом за последнюю неделю просел и правым боком.. сутулый, он пригибался к земле, стараясь не мешаться на дороге новой жизни..

В тот год, когда за него боролись жильцы, собираясь группами на кухне, ругаясь в подъездах, когда старушки все еще выползали погреть косточки на лавочку заднего дворика, когда малышня на велосипедах гоняла вокруг дома, а тень деревьев дарила причудливые тени его стенам, дом мужественно терпел все свои болезни и не подавал виду, стараясь, стиснув зубы, выстоять перед трудностями.

Конечно, у него давно уже болели деревянные суставы, прогнила крыша, скрипели окна, надрывались стены, но стойкий дом старался оправдать все усилия борющихся за него постояльцев, уже таких родных и близких, которых он согревал столько зим подряд, принимал в свои теплые объятья и радостно подмигивал зажженными окнами уставшим путникам.. теперь же, когда его все покинули, когда некому было открывать со скрипом двери подъездов, когда с его крыши не поднималась с шумом стая голубей от малейшего ночного шума, когда все огни внутри него погасли, пожитки были спешно вывезены, а самые родные, не оглядываясь, ушли в сторону новых комфортабельных квартир, дом однажды ночью тихонько заплакал..

С его крыши по стенам полилась непонятно откуда взявшаяся вода, лопнули трубы, с таким усилием сдерживаемые долгие годы – дом разревелся от отчаянья и, всхлипывая, горестно остался дожидаться смерти. Она не заставила себя долго ждать – пришла, как в сказках, с железной косой.. тыкнув его в бок, как бы проверяя на прочность, железная леди со всего размаху снесла часть крыши.. дом умер задолго до этого, так что теперь не чувствовал боли – и только его стеклянные глазницы, обрамленные деревянными веками рам, блестели, отражая апрельское солнце..

Сначала, будто пергамент, разрезали одну стену – обнажились разноцветные обои, потом вторую – на просвет выставили все внутренности, а затем весь трухлявый деревянный скелет сам рухнул, предпочтя не становиться объектом извечных зевак.. обиженный, раздавленный, одинокий, он еще дышал несколько секунд, но вскоре закрыл глаза и с последним вздохом испустил пыльное облако в небо – которое тут же было потушено мощной струей из шланга, так что не долетело даже до кромки дерева..

Рабочие, матерясь, принялись копаться в останках, громадная железная лопата-половник экскаватора меланхолично загребала кости, визгливые пилы распиливали особо крупные куски – а за всем этим бездушно наблюдали черные глаза бетонной многоэтажки, становясь свидетелем смены времен.

an_chous: (Default)

 

У меня есть большой шелковый зонт и целое небо – расставляй акценты в предпочтениях. Хочешь, будем мокнуть и смеяться, бежать, взявшись за руки по лужам к ближайшему ларьку или чинно предаваться мокрой депрессии, растворяя в лужах пыль ботинок..

У меня есть коллекции фильмов Феллини, Джармуша, Озона, Араки – выбирай эпоху и наследивших героев. Хочешь, будем фанатеть от Фанни Ардан, а можем от Катрин Денев – Трюффо одобрит любой выбор..

У меня целая баратея из варенья – выбирай вкус. Хочешь, позвоним в понедельник начальнику и голосом Карлсона прохрипим: «Я самый больной в мире человек», а потом полезем на крышу лечиться..

У меня в голове крутится миллион песен – поиграем в «Угадай мелодию». Хочешь, включим телек, будем танцевать дебильные танцы и орать «Duck tales! Uuu-u!» или останемся весь день под одеялом и будем мурлыкать «Мумий Тролля»..

У меня есть два билеты – для тебя куда угодно. Хочешь, поедем в Лондон на концерт Ванессы Мэй, хочешь, после 13 лет забытья я сама возьму в руки скрипку и осторожно попробую струны, а если не покатит - могу просто прочесть стихотворение Маяковского «Скрипка и немножко нервно»..

У меня есть мечты – полетаем? Хочешь, подарю тебе одну, а хочешь – целый букет. Закидаю тебя намеками, красками, листьями, ароматами и географическими картами – будем шепотом отпускать в пространство пожелания..

У меня есть время, у тебя – года. Расставляй ударения, выбирай диск Вивальди в интерпретации восприятия – будем слушать, переживать, проживать и не думать о завтра.

У меня есть слова – выбирай выражения. Хочешь, скажу, что люблю, хочешь - помолчим..

У меня целая полка разговорников – выбирай язык. Хочешь, будем учить картвельские языки, хочешь, найдем иероглиф моей татуировки в китайском справочнике или выучим язык жестов. А можем просто продолжать общаться на нашем языке, придумывая новые слова и даря их окружающим предметам.

У меня есть все – выбирай по очереди или забирай целым контейнером. Не забудь только меня)

Profile

an_chous: (Default)
an_chous

June 2012

S M T W T F S
     12
3456 789
10111213141516
17 181920212223
2425 2627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios